Previous Entry Share Next Entry
Как становятся бомжами
cpravedlivost
Оригинал взят у irek_murtazin в Как становятся бомжами
В июне 2009 года москвичка Яна Полонина пришла в московский филиал банка «Смоленский», чтобы оформить кредит в 100 тыс. долларов под залог своей трехкомнатной квартиры. Кредит понадобился ей  для расширения бизнеса. Итогом визита в банк стало то, что в декабре 2011-го года приставы, исполняя судебное решение, выселили Яну и ее родителей из их квартиры, а по решению Тверского райсуда Москвы она должна выплатить банку «Смоленский» около 15 миллионов рублей (набежавшие пени и штрафы в пять раз превысили сумму кредита).
Картинка 15 из 424

- Думала, что я одна такая дура, – рассказывает Полонина, - но позже выяснилось, что все кто, как и я,  лишились квартир, обращались в банк за кредитом в 3-5 миллионов рублей на полгода-год, попадали в ловушку, выстроенную представительным мужчиной лет 55-60 Сергеем Салия и его подельниками.  Хоть банк сегодня и открещивается от Салия, но он вел себя в офисе как хозяин, сотрудники банка обращались к нему уважительно-почтительно, все вопросы по согласованию кредитов Салия решал стремительно. И у меня и у других жертв складывалось впечатление, что Салия – один из руководителей банка.

Встречая своих жертв в комнате переговоров банка, Салия предлагал оформить кредит в рамках программы «Взаимное доверие». Под 24-28% годовых. Никого не насторожило, что в качестве обеспечения займа оформлялась квартира. При чем по договору купли-продажи. И стоимость сделки указывалась в 25-30% от реальной стоимости квартиры. Как раз на сумму оформляемого кредита. Правда тут же подписывался и договор обратной купли-продажи квартиры, но без даты. «Это пустая формальность, необходимая для упрощения сделки – говорил Салия. - Как только вы рассчитаетесь по кредиту, мы поставим в договоре дату и квартира снова будет вашей».

Кредиты оформлялись стремительно, буквально за один день.

Будущим заемщикам приносили огромный пакет документов, но скрупулезно ознакомиться с ними возможности практически не было: одни бумаги забирали на исправление, другие приносили, потом снова уносили, Салия постоянно отвлекали посторонними разговорами. А незадолго до окончания рабочего дня просили срочно подписать договор (только что принесенный, после исправления «технической ошибки»), который, якобы, был уже проверен и завизирован юридической службой банка. Спешка объяснялась тем, что если отложить подписание кредитного договора на следующий день, то придется всю процедуру пройти заново. Люди подписывали. Тут же в сопровождении одного их «помощников» Салия жертва шла к нотариусу Елизавете Сморгуновой. У нотариуса все так же оформлялось стремительно. Людей подгоняли, мол, в коридоре полно народу, что они и так влезли без очереди. Не чувствуя никакого подвоха люди расписывались в доверенности и реестре. Подписанные документы тут же забирали помощники Салия.

На этом оформление сделки заканчивалось. Люди шли в кассу и получали деньги. Правда их тут же забирал Салия и в присутствии заемщиков клал в депозитарный сейф банка. Туда же в сейф отправлялись  и все документы по банковскому кредиту. «Вы заберете деньги, когда мы зарегистрируем залог квартиры в регпалате. – говорил Салия. – На это понадобиться несколько дней. Один ключ от сейфа будет у вас, второй – у меня». И не обманывал. Действительно, уже  через несколько дней заемщик забирал деньги. А вместе с деньгами один единственный документ – график платежей по процентам. Все остальные документы оставались в банковском сейфе. Именно поэтому никто из жертв проходимцев знать не знал, что  подписал не договор залога, а договор купли-продажи квартиры. А расчет по договору купли-продажи якобы производился векселем КБ «Смоленский Банк». И уже под залог этого векселя был оформлен банковский кредит.

Обо всем этом заемщики узнавали позже, когда выяснялось, что в результате исправления «технической ошибки» вместо 24-28% годовых в договоре появилась ставка 58%.

- Когда я узнала, что процент по кредиту намного больше, чем было в договоре, я позвонила Салия – рассказывает Яна Полонина. – И он успокоил меня, что это в операционном отделе что-то напутали, сейчас он разберется и все исправит. Но посоветовал в этом месяце заплатить ту сумму, которую указали операционисты, а в следующем сумма платежа будет уменьшена. Я так и сделала. Но прошел месяц и все повторилось. Снова связалась с Салия. Он снова меня успокоил. Только через три месяца я поняла, что тут что-то не чисто, попробовала посмотреть сам кредитный договор, который лежал в банковском сейфе, но безуспешно. Когда мне все-таки удалось добраться до сейфа, выяснилось, что кредитный договор был оформлен под залог векселя ОАО «Смоленский Банк» на сумму 125 тыс. долларов. При этом под 58% годовых.

Когда Полунина попробовала расторгнуть договор кредита, выяснилось, что ее квартира уже оформлена на Салия. Женщина обратилась в суд с заявлением о признании договора ничтожным. Салия тут же подал встречное заявление о выселении Полуниной. И суд удовлетворил это заявление. Как я уже говорил, в декабре прошлого года судебные приставы выполнили судебное решение. Женщина оказалась на улице и сейчас вместе с родителями мыкается по съемным квартирам.

К тому же  в суд обратился и банк «Смоленский», потребовав от Полониной рассчитаться по кредиту и набежавшим пеням и штрафным санкциям. И Тверской суд Москвы удовлетворил  требование банкиров. Как и десятки других подобных исков банка. Потому что таких историй, связанных с банком «Смоленский», по сведениям ГУ МВД России по г. Москве, когда люди лишались квартир и еще оставались должниками банка, более сотни.

Вчера в московском филиале банка «Смоленский» прошли обыски.

Картинка 9 из 424
Фотографии отсюда.






?

Log in